www.mvd.gov.by

Служим Закону, Народу, Отчизне!

220030, Минск
ул. Городской Вал, 4

Круглосуточный
единый номер: 102

Государственная автоинспекция

Гражданство и миграция

Административные процедуры

Учебные заведения

Главное управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми

Главное управление охраны правопорядка и профилактики

21 апреля 2017Наблюдательность и смекалка выручали патрульного не раз

Как-то в конце 1966 года Владимир ЕРМОЛИК (на верхнем снимке) заглянул на службу к родному дяде, который всю жизнь трудился в ППСМ Патрульно-постовая служба милиции Барановичского ОВДТ. Заместитель начальника отдела по оперативной работе Владимир Александров стал агитировать парня переводиться в органы внутренних дел. Однако тогда дальше разговора дело не двинулось.

Прошло несколько лет. В. Ермолик работал в мостостроительном управлении. Правда, дома практически не бывал, так как объекты, на которых трудился, располагались в Гродно, Пинске, в Брестском районе и других уголках Беларуси. Семейного человека, желавшего больше внимания уделять воспитанию детей, такой режим не совсем устраивал. Потому Владимир Александров опять стал звать в транспортную милицию, однако о разъездном характере службы умолчал. А весной 1969 года Владимир Ермолик перевелся в Барановичский ОВДТ по комсомольской путевке, которую выдал трудовой коллектив его управления.

Владимир Ильич больше 20 лет в ОВД Органы внутренних дел. Начав рядовым милиционером патрульно-постовой службы, на пенсию ушел командиром взвода и капитаном милиции. Эволюция органов внутренних дел на транспорте проходила на его глазах.

Внимательность и интуиция

На заре служебной деятельности В. Ермолику посчастливилось учиться у тех, кто отстоял независимость нашей Родины. Среди них Владимир Николаевич Майоров, Антон Иванович Климович, Петр Николаевич Суша, Василий Андреевич Миронов, Василий Николаевич Дудук, Василий Михайлович Ахременко, Александр Павлович Гришко, Павел Федорович Шульгин. Борьба с немецко-фашистскими захватчиками закалила их характер, а почти четвертьвековая милицейская служба сделала настоящими профессионалами.

- Ветераны не имели каких-то особенных методов работы, но выделялись уравновешенностью. Вывести их из себя было практически невозможно. И нас, молодежь, они учили тому же: не горячись, лучше смотри в оба, потому что всякое может быть, - вспоминает В. Ермолик.

По меркам 1960 - 1970-х сегодня на Барановичах-Полесских (во все времена основной вокзал райцентра находился именно здесь, а не на станции Барановичи-Центральные) немноголюдно, хотя пассажиропоток не меньше, чем на аналогичных транспортных узлах. Тогда же, особенно ночью, в залах ожидания было не протолкнуться. Из-за нехватки свободных мест люди сидели даже на полу. Причин этому несколько. Во-первых, значительно больше курсировало поездов. Это сейчас единичные составы следуют за границы республики (международные всегда проходили через центральный вокзал), тогда же ежедневно приходилось встречать и провожать по три-четыре пары только ленинградских и рижских.

Во-вторых, под одной крышей ютились сразу две гавани - железнодорожный и автовокзал. Причем автобусы ходили круглосуточно. Пусть посадка шла с разных сторон здания, а за порядок на Привокзальной площади отвечали сотрудники ГОВД, но кассы находились рядом, пассажиры сидели вперемешку, и, если что-то случалось, все шли за помощью в транспортную милицию.

Однажды контролер, осуществлявшая посадку на пригородный автобус, поделилась с Владимиром Ермоликом наблюдением: ей показалось, что какой-то незнакомец пошарил в карманах пассажиров. Этот случайный прохожий помогал грузить багаж, однако уж очень прижимался к людям. Патрульному не составило труда найти подозреваемого. Позвал мужчину в кабинет, чтобы детально во всём разобраться. Тот не сопротивлялся, но по дороге, словно невзначай, что-то выбросил.

- Что это ты тут мусоришь?

А ну-ка подними! - прикрикнул Владимир Ильич.

Вор, растерявшись, быстро схватил украденные деньги, от которых пытался незаметно избавиться. Так как злодеяние было совершено на «городской» территории, Ермолик передал задержанного коллегам из ГОВД, для которых тот оказался давним знакомым - карманник не один год состоял на учете.

Естественно, хватало хищений, совершенных и в зоне ответственности ОВД Органы внутренних дел на транспорте.

К примеру, в поезда, следовавшие в Украину, всегда садилось много пассажиров. И двум патрульным, заступавшим на смену, было крайне сложно выстроить в очередь нетерпеливых граждан, желавших быстрее попасть в вагон. А толкотня и суматоха только на руку преступникам!

- Кстати, на службе всегда был предельно внимателен. Однажды находился в вестибюле. Кругом уезжающие, провожающие, сумки, чемоданы… Одни дремлют, другие прощаются, кто-то спешит в вагон или торопится взять билет. Иными словами, обычная вокзальная суета. Вдруг появился ничем не примечательный мужчина. Проходя мимо увлеченно беседовавшей компании, взял чужой чемодан, словно свой, и направился к выходу. Естественно, я не дал ему возможности скрыться, - вспоминает офицер.

Раскрывать преступления благодаря наблюдательности и смекалке Ермолику приходилось не раз. Однажды глубокой ночью к нему обратился пассажир поезда «Гомель - Гродно», кстати, корреспондент республиканской газеты, ставший жертвой неизвестного вора. Состав стоял всего десять минут, поэтому в распоряжении милиционера было совсем немного времени, чтобы уточнить приметы преступника. Увы, пассажиры, спавшие при совершении злодеяния, ничем помочь не могли. Только проводница приблизительно описала парня, проходившего по ее вагону. Но она не видела, подходил ли он к чужим вещам. Журналист махнул рукой: по его меркам пропала не очень большая сумма (всего несколько десятирублевок). Договорились следующим образом - сейчас заявление писать он не будет, но обязательно заглянет в ОВДТ на обратном пути.

Ермолик прошелся по вокзалу. В зале ожидания, расположенном на втором этаже, находился парень, подходивший под описание проводницы. Милиционер решил выяснить, кто он и откуда.

- Тебе куда ехать?

- В Столин.

- На поезд опоздал или денег нет? - правоохранитель наизусть помнил график движения поездов.

- Я платежеспособен, - ответил тот, предъявив… несколько десятирублевок.

Номинал банкнот лишь усилил подозрения, однако повода для задержания всё равно не было. Тогда Ермолик решил препроводить молодого человека в дежурную часть. Двухчасовой разговор результата не дал. Задержанный явно врал, путаясь в пунктах своего маршрута. Однако за это не судят. В конце концов удалось-таки выяснить, что вечером он гостил у девушки в одном из общежитий Барановичей. Ермолик отправился на поиски дамы сердца, несмотря на то, что часы показывали около пяти утра.

Барышня подтвердила: приглашала в гости нового знакомого. Он оказался непорядочным человеком - после его ухода пропали деньги. Потерпевшую не нужно было уговаривать написать заявление, послужившее основанием для задержания. Позже выяснилось, что, покинув первую жертву, преступник на поезде «Брест - Москва» зачем-то доехал до станции Городея (о цели поездки так и не рассказал), когда же возвращался в Барановичи, обокрал журналиста.

Это не единственный случай, когда офицера выручала интуиция. Однажды ему пришлось разбираться с двумя пассажирами, которых сняли с поезда на станции Барановичи-Центральные - была информация о наличии у них оружия. Подозрения не оправдались. Одного Ермолик отпустил, выписав из паспорта его данные. А второй, путешествующий без документов, получил 30 суток за бродяжничество. Через несколько дней выяснилось, что он находится во всесоюзном розыске.

- В то время автоматизированной базы данных не было, поэтому быстро информацию не проверишь. Оперативно мы могли свериться только с местными картотеками - массивными альбомами с фотографиями преступников, - говорит В. Ермолик.

Усилиями всего отдела

Хватало и тяжких преступлений, в раскрытии которых был задействован практически весь личный состав ОВДТ. Однажды стало известно, что под поезд попал пьяница, которого постоянно видели на вокзале.

- Место происшествия - зрелище, признаюсь, не для слабонервных. По шпалам приходилось собирать не только отдельные части тела, но даже внутренние органы, - рассказывает еще один участник этого раскрытия глава ветеранской первички Барановичского ОВДТ подполковник милиции в отставке Константин Евшель, во время нашего разговора помогавший сослуживцу Владимиру Ермолику вспоминать его трудовые будни.

Правоохранителей насторожили следы волочения - трава была примята по направлению к железнодорожному полотну. Недалеко обнаружили место, где словно сидела целая компания. Сотрудники ОВДТ обратились за помощью к коллегам из Барановичского райотдела, которые лучше знают, кто из жителей близлежащих деревень увлекается алкоголем и имеет взрывной характер. Получив список, пообщались с каждым. Вскоре выяснили все нюансы произошедшего. Ссора произошла во время совместного распития спиртного. Отношения выясняли при помощи кулаков, потерпевшего забили до смерти. Чтобы скрыть следы преступления, труп положили на рельсы, сымитировав несчастный случай.

Еще одна трагедия разыгралась в Столбцовском районе недалеко от остановочного пункта Кучкуны. Железнодорожники-соседи никак не могли найти общий язык. Однажды женщина пожаловалась сыну, приехавшему к ней в гости из Минска, что ее постоянно притесняют. Молодой человек, кстати, охотник, отправляясь на разборки, прихватил ружье. Разговора не получилось. Как не удалось избежать и кровавой развязки.

- После того как пришло сообщение о двух убитых, отдел подняли по тревоге. Было известно, что преступник скрылся в лесу. Мы, вооружившись автоматами, выстроились цепью и начали прочесывать территорию. Да где ж его найдешь! Многие из нас вообще в этих местах были впервые. А ему, как охотнику, каждый кустик, каждый овражек знаком. Ни БТР, ни вертолет, круживший в воздухе, не помогли нам, - говорит Владимир Ермолик.

Позже убийца признался: видел искавших его милиционеров. Не стрелял в них намеренно. Иначе при его-то меткости (с 40 метров попадал в спичечный коробок) мог нескольких отправить в мир иной. В то же время он понимал: если открыл бы огонь, то и с ним никто церемониться бы не стал.

На следующие сутки массированную отработку местности прекратили. Поиски продолжали только сотрудники Барановичского ОВДТ. Убийца, увидев, как два человека в милицейской форме сели в поезд и уехали, решил перебежать железную дорогу. Однако он не приметил, что из этого состава вышли их сменщики - Николай Зуй и Владимир Савостинкевич. Когда услышал команду «Ложись!», подчинился, отбросив ружье в сторону.

Еще один случай произошел незадолго до того, как в 1992 году Владимир Ермолик ушел на заслуженный отдых. В ОДС Оперативно дежурная служба ОВДТ пришло сообщение, что в поезде «Москва - Брест», который должен вот-вот прибыть на станцию Барановичи-Полесские, кто-то выяснял отношения при помощи огнестрельного оружия. Есть двое пострадавших.

Когда состав прибыл в райцентр, один из участников конфликта был мертв, а второй - в тяжелом состоянии. Его срочно отправили в больницу, однако медики не смогли спасти ему жизнь. Поезд задержали. Правда, опрашивать свидетелей и изымать следы преступлений отделение железной дороги долго не позволяло. Среди тех, кто работал в вагоне, был и Владимир Ильич.

Выяснилось, что погибшие возвращались из России, куда ездили на заработки. В Борисове в вагон зашли двое мужчин. Познакомились. Решили сыграть в карты. Когда борисовчане стали жульничать, им сделали замечание. Во время спора один из шулеров достал пистолет и дважды выстрелил. После они вышли на станции Погорельцы, что в Несвижском районе Минской области.

Преступление было совершено утром в выходной. В тот день заместитель начальника отдела Леонид Беланович по какой-то причине оказался на рабочем месте. Набрал телефон оперативно-дежурной службы, чтобы узнать обстановку. Услышанное заставило срочно мчаться на вокзал на личном авто.

Беланович предположил: преступники будут пробираться в большой город, в котором можно затеряться, а после незаметно уехать. Значит, их нужно ждать именно в Барановичах. Посадив в машину оперативников ОУР Отдел уголовного розыска Ивана Райко и Виктора Столяра, поехал в Погорельцы. По дороге офицеры внимательно всматривались в лица людей, находившихся во встречных машинах. И одна парочка, примостившаяся на заднем сиденье автомобиля, походила на убийц. Правоохранители стали следовать за транспортным средством. Уже в Барановичах Леонид Беланович поравнялся со своим визави и знаками показал, что у него спустило колесо. Ничего не подозревающий водитель притормозил. Иван Райко, отличавшийся крупным телосложением, неожиданно открыв дверь, нырнул на заднее сиденье, придавив подозреваемых собой. Тут же подоспели Л. Беланович и В. Столяр. Убийцы даже охнуть не успели, как на их запястьях защелкнули наручники. Случись всё не так молниеносно, история могла иметь трагическое продолжение. При досмотре у задержанных изъяли орудие убийства, в патроннике которого находился патрон…

Леонид Беланович, Иван Райко и Виктор Столяр появились в ОДС Оперативно дежурная служба вскоре после своего отъезда, чем немало смутили оперативного дежурного.

- Вы еще не там! Чем, расскажите, пожалуйста, мне перед управлением оправдать вашу нерасторопность?! - злился офицер. Негодование быстро сменилось удивлением, когда ввели задержанных.

Убийц вскоре отправили в Минск. Они оказались членами организованной преступной группы, которая, совершая разбои и грабежи, немало наследила в столичной области. Расследование злодеяний контролировало МВД. Когда правоохранители подобрались к нарушителям закона слишком близко, те решили скрыться. Двое сели в поезд «Москва - Брест», где, став играть в карты, не удержались от шулерства.

Специфика ОВД Органы внутренних дел на транспорте

Если профилактикой и раскрытием преступлений занимаются все отделы внутренних дел, то сопровождение поездов - прерогатива исключительно транспортной милиции.

- А ездить приходилось немало. Мы даже брали обязательство - ежемесячно отработать в личное время 60 - 100 часов без оплаты. Одним из самых криминогенных считался поезд «Брест - Москва», который отравлялся из Барановичей около полуночи. Не раз дежурили в свою смену до 24.00, потом сопровождали этот состав до Столбцов. Назад возвращались через два часа. Назавтра же выходили на службу, как предписывал график, - вспоминает В. Ермолик.

Естественно, правоохранители ездили за пределы зоны ответственности своего отдела. Даже до Шауляя, который расположен на 214 километров северо-западнее Вильнюса.

- Преступлений хватало разных. В том числе и курьезных. Однажды мы только тронулись в сторону Беларуси, как пассажирка заявила, что кто-то украл у нее сапог. Причем, заметьте, не пару, а именно один. Мы с напарником перевернули весь вагон, но найти его так и не смогли. Ничего не оставалось, как посоветовать девушке сойти в Вильнюсе и написать заявление в местном ОВДТ. Это дело в любом случае должны были расследовать наши литовские коллеги. Но она не согласилась и вышла, как и планировала в Барановичах, - рассказывает Владимир Ильич.

Но что бедолаге делать дальше, если ей нужно в Минск, запасной обуви у нее нет, а босой не поедешь, так как на дворе зима? Тогда В. Ермолик попросил жену принести из дома ненужную пару. Кстати, со временем сотрудники Барановичского ОВДТ взяли за правило оставлять в отделе свои старые вещи, чтобы при необходимости хоть как-то одеть и обуть жертв хищений.

Нередко приходилось сопровождать и литерные поезда. Когда депутаты Верховного Совета СССР ехали на сессию в Москву, то в соседнем купе всегда находились несколько переодетых в гражданку сотрудников транспортной милиции. А на каждой станции обязательно заглядывал кто-нибудь из местных правоохранителей - узнать, не нужна ли помощь. Когда же поездами передвигались члены правительства или иностранные делегации, то милиционеров выставляли вдоль железнодорожного полотна.

- Каждый из нас отвечал за пять километров путей. Мы должны были проверить, не заложена ли мина, не находится ли на рельсах посторонний предмет. Причем в любую минуту мог появиться представитель КГБ, который отвечал за этот же участок, - объясняет В. Ермолик.

Грузовые составы - отдельная история. Это сейчас везут лес, калийные удобрения и тому подобное, а во времена СССР - радиоаппаратуру, бытовую технику, одежду, обувь, галантерею, продукты и иные дефицитные товары, которые сложно было купить. Способов хищения - тьма. Среди распространенных - банальное снятие пломбы, которую потом заменяли на фальшивую. Или, случалось, при контрольной перегрузке грех на душу брали грузчики. Если же везли что-то сыпучее, например сахар, то в полу вагона просверливалась дырка и подставлялся мешок. А один «акробат» проникал в вагон через верхний люк, товар (как правило, одежду) выкидывал на ходу, а потом по рельсам собирал свою добычу. На его совести было 32 хищения. Его удалось задержать в Ганцевичах, кстати, после того, как он купил в магазине чемодан, чтобы сложить украденное.

Порой граждане пытались поживиться в поездах, потерпевших крушение, и в машинах, не успевших проскочить железнодорожные пути на запрещающий сигнал семафора. Под Новоельней столкнулись два грузовых поезда. Так как скорость была небольшой (один состав заходил на станцию, второй отъезжал от нее), человеческих жертв удалось избежать.

- Мы выставили посты, чтобы уберечь от расхищения оставшуюся в вагонах обувь. Как оказалось, не зря. Ночью появились ходоки. Причем две дамы, придумав какую-то малоправдоподобную причину, не постеснялись спросить разрешения пройти. Но мы их быстро отправили домой. А на переезде под Слонимом локомотив налетел на фуру, груженную сникерсами. Пока мы доехали и выставили охрану, на месте происшествия успело побывать, наверное, полгорода, - говорит ветеран.

При транспортировке из южных республик вина в составе обязательно ехал сопровождающий, которого почему-то называли «медведем», однако и он не давал гарантию сохранности груза. Иные умельцы похищали спиртное даже из того вагона, в котором он находился: заберутся на тормозную площадку, вырежут доску с торца и орудуют.

- С этими сопровождающими тоже немало неприятных историй было. Некоторые не скрывали, что в таких поездках зарабатывали деньги - на станциях по пути движения состава продавали вино собственного производства. К ним даже очереди выстраивались! Другие, наоборот, были очень принципиальными - и своим не торговали, и государственный товар берегли. Но с такими могли и расправиться. Например, из мести перекрывали трубу печки, отапливавшей вагон. Мне приходилось задерживать двоих, убивших сопровождающего, - вспоминает Владимир Ильич.

Чтобы противостоять расхитителям, сотрудники Барановичского ОВДТ нередко выезжали в Вильнюс, где по несколько недель проверяли опломбирование вагонов. Много работали по проверке грузов и в Лунинце - именно сюда приходили составы с украинской станции Чоп, через которую шли товары из Венгрии и Румынии.

На железной дороге несчастные случаи происходили всегда. Во время службы Владимира Ильича под колесами поездов ежегодно погибали 10 - 12 человек. Среди них были и пьяные, и самоубийцы, и те, кто постоянно переходил пути в неположенном месте. Для каждой категории имелись свои способы профилактики. Последним, к примеру, показывали специальный журнал с фотографиями погибших. Потом, правда, от этого опыта отказались, так как не у всех нервы выдерживали такое зрелище. Тогда пошли другим путем: те участки железной дороги, на которых чаще всего совершались нарушения, огородили забором. Самоубийц же старались высчитать заранее и отогнать.

- Однажды мне сообщили, что пьяный собирается лечь на путь, на который вот-вот должен прибыть ленинградский поезд. Когда я подошел, человек уже стоял на четвереньках. Пришлось неожиданно привести его в чувство. Мужчина быстренько вскочил и ровненько, словно трезвый, побежал домой. Больше на железной дороге такими вещами он не занимался. Другой лег под состав, желая наказать мать. Благо жив остался, только метельником его ударило. Потом он признался, что в последнюю минуту, перед самым поездом, испугался. Но отступать было уже поздно, и ему оставалось только молиться, чтобы всё закончилось благополучно, - вспоминает Владимир Ильич Ермолик.

Сотрудники Барановичского ОВДТ всегда прекрасно взаимодействовали с коллегами из территориальных органов внутренних дел. Правда, иногда правоохранители не сразу понимали друг друга именно из-за специфики работы транспортной милиции и железнодорожного сленга, что порой приводило к курьезам. Как-то около станции Ляховичи подростки забросали камнями проходивший пассажирский поезд. Среди транспортников такие эпизоды всегда назывались «обстрелом».

- Недалеко от вашего вокзала обстреляли поезд. Наши сотрудники уже выезжают, но вы-то находитесь значительно ближе. Начните, пожалуйста, разбираться, - прося помощи у РОВД Районный отдел внутренних дел, оперативный дежурный особыми объяснениями себя не утруждал.

В Ляховичах же офицера поняли буквально. На место происшествия выбыли сотрудники, одетые в бронежилеты и каски, вооруженные автоматами. Но вскоре разобрались в ситуации.

…Четверть века назад Владимир Ильич Ермолик ушел на заслуженный отдых. Но и находясь на пенсии, не теряет связь с родным отделом, ведь его опыт и воспоминания ценны и востребованы молодыми коллегами.

Ольга КУЛИКОВА, газета "На страже".
Фото из архива Барановичского ОВДТ.

Телефон доверия
#моямилиция