18 января 2019Зона контроля у взвода по охране территорий радиоактивного загрязнения Ветковского РОВД почти 80 тысяч гектар

Погодные условия на Гомельщине в первые дни 2019 года напоминали больше скандинавский пейзаж: ежедневные метели с обильным снегопадом и «кусачим» морозцем. Запланированный рейд с сотрудниками взвода по охране территорий радиоактивного загрязнения Ветковского РОВД Районный отдел внутренних дел постоянно откладывался. Как-то не верилось, что в такую погоду найдутся желающие шастать по зоне, таящей невидимую для глаза опасность. Да и было сомнение, хватит ли «силенок» у техники пройти через снежные террасы. Но командир взвода, майор милиции Виктор Трубиков успокоил, что-что, а техника не подведет.



Очередной прогноз погоды на следующий день уверенно показывал – ветра практически нет, снег маловероятен. У здания райотдела милиции нас уже ждал мощный УАЗ Патриот. И хотя обычно в составе рейдовой группы трое человек, в этот раз на «борт» садится и сам командир. Выезжаем за Ветку и практически сразу попадаем на заснеженную лесную дорогу. Через пару сотен метров нас встречают на обочине яркие щиты «Радиационная опасность. Вход и въезд запрещён». Эти знаки по пути следования нам впоследствии попадутся многократно. Не заметить их – невозможно!

Несмотря на высокий клиренс Патриота, даже ему приходится нелегко. Несколько раз машину выбрасывает на обочину в мягкий снег. УАЗы успели сделать не колею в снегу, а наоборот, утрамбованный наст из снега и льда. И именно с него нас и скидывало в рыхлый снег.

– Зона контроля у нас приличная, начинает свой рассказ Трубиков, почти 80 тысяч гектар. Чтобы оптимизировать работу сотрудников, разработаны 4 основных маршрута патрулирования общей протяженностью 527 километров. Они позволяют рационально использовать технику, но самое главное, охватывают основные места, где наиболее вероятно появление нарушителей.



Интересуюсь, какие виды правонарушений превалируют. Как оказалось, всё практически тоже, как и десятки лет назад: грибники, охотники и рыболовы, сбор металла. Вот только самих нарушителей стало намного меньше. Если в прошлом году было совершено всего 100 правонарушений, то в конце 90-х, как вспоминает самый опытный из экипажа командир отделения взвода старший прапорщик милиции Станислав Субботин, доходило до 700-т. Причина здесь во многом в ужесточении административного законодательства. В те годы за первое нарушение чаще отделывались предупреждением. И лишь при повторности могли наказать рублём. Опять же, сумма штрафов была несоизмеримо меньше. Раньше самое распространенное наказание - одна базовая величина, теперь же – от 10-ти до 30-ти базовых величин. А с начала 2018 года законодатели убрали в статье 16.3 КоАП Кодекс об административных правонарушениях РБ «Hарушение требований режима радиационной безопасности в местностях, подвергшихся радиоактивному загрязнению» понятие повторности. Теперь нарушил, готовь деньги из личного кармана для уплаты штрафа. Что-что, а считать свои денежки люди умеют.

Майор милиции приводит и такой пример. Ведь в основном те же грибники бегали в лес за лисичками пытаясь подзаработать. Приемщики, скажем, принимали грибы в 2017 году по пять рублей за килограмм. То в прошедшем давали уже чуть более двух. Если соотнести штрафы и возможную прибыль, то становится ясно, что овчинка выделки не стоит. И это многих останавливает. Кстати, в том же, 17 году, сотрудники взвода остановили в зоне микроавтобус с грибниками. Как оказалось, на «тихую» охоту их вывозил сам приемщик. После чего в назначенное время собирал в условленных местах. Тогда административные протоколы были составлены на восьмерых жителей района.

В определенной степени решился вопрос и с рыбаками. Озеро Амельное в свое время появилось на месте торфоразработок и было богато крупной щукой и ладными карасями. Несмотря на то, что оно было в зоне отчуждения – рыба там была чистой. По мнению многих это было связано с тем, что еще долгое время после аварии на ЧАЭС в нем продолжалась выборка торфа. Так что накопить радиации оно просто не успело. Плюс к этому, бьющие в озере родники очищали воду. Потому желающих там порыбачить было немало. А несколько лет назад вопрос разрешился. Само озеро вывели из зоны радиоактивного загрязнения и передали частнику для организации платной рыбалки. Администрация зон отселения и отчуждения теперь дает официальный пропуск на проезд к месту рыбалки. Соответственно, вопрос снялся. Но только с этим озером…

Сидящий за рулём УАЗа помощник командира взвода ОТРЗ, старший прапорщик милиции Александр Игнатенко, рассказал о том, как в прошлом году они задерживали браконьеров на озере Риславль.

- В июне выехали с госинспекцией по охране животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь в совместный рейд. Решено было объехать это озеро с двух сторон, там это позволяет. А радиация в том районе действительно немаленькая. Сколько рыбу не проверяли – вся превышает нормы в несколько раз. Чуть позже коллеги сообщили, подъезжайте, двое в лодке ставят сети. Несколько часов сидели мы в засаде, пока те не вернулись с добычей: карасем, щукой. Оказалось, что мужчины – из соседнего Чечерского района. Я им говорю мужики, вы хоть представляете, как эта рыба «фонит», сами ж живете в пострадавшем от радиации районе. Те лишь пожали плечами. В итоге было возбуждено уголовное дело за незаконную добычу рыбы. Кстати, месяцем ранее такая же участь постигла и других участников рыболовного экстрима. Только те рыбачили на реке Гнива вблизи деревни Однополье.


А ещё привлекает всех река Бесядь. Удивительная река. Есть места совсем неглубокие, а есть огромные участки с тихим течением и до 6 метров глубины. Плюс исключительная чистота воды. Но не красота влечёт сюда многих, а обилие рыбы. Сотрудники припоминают историю пятилетней давности, когда задерживали в октябре 2013 года бригаду рыбных браконьеров. Тогда они ликвидировали целый браконьерский лагерь. У нарушителей было изъято 75 килограмм рыбы, выловленной в зоне с высокой плотностью заражения радионуклидами. Четверо гомельчан разбили на берегу реки настоящий лагерь – здесь были УАЗ с прицепом, палатка, костер, моторная лодка без номеров. При этом, злоумышленники даже не пытались маскироваться. Но, самое обидное, что рыбачили они электроудочкой. Тогда они просто выбили участок реки, резюмирует Трубиков. Ведь не столько выловили, сколько убили всего малька…

Тогда эта история получила широкий общественный резонанс.

- Да и вообще надо прессе сказать спасибо, искренне продолжает майор милиции. С вашей помощью мы вполне успешно работаем на профилактику. После «шумихи» в СМИ нарушителей становится меньше.

В сентябре 2016 года на той же Бесяди работники Гомельской межрайонной и областной инспекций совместно с сотрудниками взвода ОТРЗ задержали троих гомельчан. Нарушители в темное время суток, используя ружья для подводной охоты, гидрокостюмы и осветительные приборы, незаконно добыли 38 особей различных видов рыб общим весом 45 килограммов. Тогда изъяли ружья со снаряжением, автомобиль. Было возбуждено уголовное дело, а нарушители понесли еще и многотысячные штрафы.

Виктор Трубиков поясняет, что совместные рейды, это уже отработанная за годы практика. Причём, с самыми различными ведомствами. Наиболее тесное взаимодействие, что и понятно, с администрацией зон отчуждения и отселения. За 2018 год их проведено 106. Составлено 35 административных протоколов. С госинспекцией ОЖиРМ – 7 рейдовых мероприятий. Не отстают от коллег и сотрудники БООР.

Но разговор внезапно прервался - УАЗ резко затормозил. Игнатенко указал на поле, где стояли красавцы лоси. Только подъехать ближе не удалось. Услышав звук мотора, настороженные животные сорвались в неторопливый галоп в сторону леса. Сменилась и тема. То, что зверья много, об этом говорили все. Если лоси, косули, лисы и зайцы встречаются практически при каждом патрулировании, то встретить рысь здесь огромная удача. Дикая кошка сторонится глаз людей. А за несколько последних дней милиционеры в одном и том же месте наблюдали волка, который внимательно наблюдал за ними некоторое время, и лишь потом скрывался в лесной чаще. Вот медведя не видели, врать не будем, - подытожили члены рейдовой группы.

А металл то откуда берут, интересуюсь я? Столько лет-то прошло, неужели еще есть что тащить. Как оказалось, в основном сейчас раскапывают трубы. В 2018 году сотрудниками взвода по ОТРЗ выявлено 20 фактов, связанных с незаконным оборотом металла, при этом в доход государства было изъято свыше 90 тонн лома черных металлов, а в 2017 изъяли и того больше - почти 129 тонн. Как оказалось, снижение показателей в прошлом году было связано с чемпионатом мира по футболу в России. Что вызвало мое искреннее удивление, мол, а это то как связано? А все оказалось просто. Было усилено несение службы нарядами пограничной службы и ФСБ РФ на границе с Республикой Беларусь. А «металлисты» держат ухо востро. Зная это, они практически прекратили всякую деятельность почти на четыре месяца, с апреля по август.

Затронув тему приграничья, интересуюсь охотниками с российской территории. Около десятка лет назад то и дело возникали ситуации с погонями за браконьерами с той стороны. Оно и понятно. Наш строгий контроль за зоной вкупе с активной хозяйственной деятельностью по его периметру создавал идеальные предпосылки для спокойного размножения и питания диких животных, значительно увеличивая их популяцию ежегодно. Потому заскочить на денёк на соседский участок было большой мечтой многих охотников с приграничных районов России. Но громкие задержания, опять же, ежедневный контроль белорусскими правоохранителями своих территорий и абсолютная невозможность «договориться» при задержаниях - практически свела на нет такие попытки. Хотя, признаются милиционеры честно, полностью исключить это невозможно. Потому в каждый выезд готовимся к любой ситуации, подытоживают они.

Проехав практически полностью разрушенную временем деревню Бесядь, вскоре выезжаем на мост через одноименную реку. Судя по наезженной дорожной колее, он в хорошем состоянии. Я даже сделал ремарку – говорят, что плохо строили в советские времена. А вот поди ж ты, сколько времени стоит. А оказалось, что этот мост примечателен тем, что был построен вскоре после катастрофы по личному указанию Андрея Громыко — знаменитый министр иностранных дел СССР родом с Ветковщины. И тогда, и сейчас мост имеет стратегическое значение, поскольку напрямую соединяет две части района.



Там на мосту, задаю еще один интересующий меня вопрос, а сталкеры здесь не бродят?

— Да какие сталкеры! — командир взвода Виктор Трубиков отвечает на мой вопрос с усмешкой. Может они в Припять и идут, а у нас диковинок нет. Что тут смотреть: развалины ферм и сараев? Остались две семьи, если можно так сказать, в деревне Барталомеевка. Двое мужчин, в свое время категорически отказавшиеся покидать родные места. Вот и все «сталкеры».

Дальнейший путь нам также не приносит ничего нового и интересного. Тишина заснеженного леса абсолютна. Не хочется верить, что все это до сих пор – под воздействием радиации. Пусть и не такой большой, как 32 года назад. Уже на подъезде к райцентру интересуюсь текучкой во взводе. Как оказалось, она в большей степени рабочая. Из 21 человека – пять некомплект. Двое вскоре вернутся на службу из учебного центра МВД, остальные претенденты проходят необходимые процедуры для трудоустройства.

- Взвод ОТРЗ – это кузница кадров не только для нашего подразделения, поясняет Трубиков. Несколько лет назад Юрий Гириков ушел работать в отделение ГАИ РОВД Районный отдел внутренних дел. Теперь – старший гоавтоинспектор и уже капитан. Юрий Бондарев стал участковым инспектором милиции, пока лейтенант, но уверенно смотрит в будущее. Такая ротация для коллектива, это только плюс всем. Ведь сотрудники местные, значит знают участок, людей, да и сами живут здесь с семьями. Потому я приверженец того, чтобы во взвод приходили свои, с Ветки. Это нисколько не местечковость такая принципиальная… Во-первых, вся подноготная семьи на виду и на слуху, в том числе и самого кандидата на службу. Во-вторых, как я сказал выше, свои чаще задерживаются потом в ОВД Органы внутренних дел.

Почему он так думает, я понял немного позже. Ветка – это малая Родина Трубикова. Где живёт его супруга Юлия и дочь Виктория, которые являются его верной поддержкой и надёжным тылом. Да и старший брат Олег недалеко, в прямом и переносном смысле. Живет в Гомеле, а трудится тут же, в РОВД Районный отдел внутренних дел – в звании старшего прапорщика помощником оперативного дежурного. Именно Олег в свое время и стал мотиватором для младшего, одев милицейскую форму и став примером для него.

Несколько лет подряд взвод ОТРЗ Ветковского РОВД Районный отдел внутренних дел по результатам работы признавался лучшим в области среди аналогичных подразделений. Не случайно и его командир, Виктор Трубиков, в 2017 и 2018 годах признавался «Лучшим по профессии». Что вполне закономерно.

Этот рейд прошёл на удивление спокойно. Именно это я и пожелал сопровождавшим меня милиционерам - побольше таких выездов в году текущем. А еще хочется пожелать им удачи и поздравить со столетним юбилеем со дня образования родного отдела милиции!

Игорь Гришкевич